Программа набора выпускников >>

Тренинги и наставничество

Алина Красновид,
iGraduate.ru

Как известно, EY оказывает комплексные аудиторские и консультационные услуги, стремясь оптимальным образом решить задачи клиентов. Это требует от сотрудников высокого профессионального уровня, и компания старается предоставить им максимум возможностей для успешного развития. Мы решили начать наш разговор именно с обсуждения использующихся в компании методов управления развитием персонала.

iGraduate: Оксана, расскажите, пожалуйста, подробнее о развитии сотрудников в EY? Какие тренинги проводятся в компании? Сотрудники Ernst&Young

Оксана Ибрагимова: Я бы сказала, что вне зависимости от позиции сотрудника, все тренинги можно условно разделить на три категории. Во-первых, это обязательные тренинги, которые проводятся для сотрудников, получивших повышение. Их цель не столько научить, сколько познакомить человека с тем, что от него ждут на данной позиции.

Второй вид тренингов — это обучение, связанное с повышением наших профессиональных навыков. Деятельность аудитора достаточно регламентированная: мы работаем с финансовой отчетностью клиентов на основе законов. Как только происходят какие-то изменения, мы должны об этом знать в первую очередь. Эти тренинги включают повышение квалификации, получение сертификатов ACA, ACCA, CPA, изучение изменений в МСФО, US GAAP, российском бухгалтерском учете или аудите.

Третий тип тренингов в большей степени добровольный. Такие тренинги ориентированы на развитие общих навыков: общения, руководства командой. Это достаточно широкий набор тренингов, которые каждый человек может выбрать для себя сам, ощущая в этом потребность.

iGraduate: Какие тренинги проводятся для новых сотрудников?

Олег Андриянкин: Первую неделю нас знакомили с методологией: нам объяснили, кто мы такие, чем будем заниматься, и обозначили весь спектр методик, которыми мы будем пользоваться. Активно изучали аудиторские процедуры. На второй-третьей неделе началась специфика, поскольку я выбрал направление аудита финансовых рынков, мы занимались непосредственно учетом, связанным с банками, страховыми и инвестиционными компаниями.

iGraduate: А что собой представляет наставничество?

Оксана Ибрагимова: Это процесс, в котором участвует каждый сотрудник компании, даже люди, приходящие на административные должности. Наставник в EY всегда более опытен и занимает более высокую позицию в компании.

Марина Терегулова: Наставник — это тот человек в компании, от которого можно получить всю первую необходимую информацию: как себя нужно вести, что я должен делать прямо сейчас. А если у меня возникает какой-то вопрос, то к кому мне обратиться? Обратись к наставнику и он тебе подскажет. Он поможет тебе справиться со сложной ситуацией или поможет в твоём профессиональном развитии. Помощь Оксаны, моего наставника была и остается очень важной для меня. Она очень помогла мне и поддержала в самом начале моей карьеры.

iGraduate: Марина, а какова роль наставника в первый год работы, в период адаптации в компании?

Марина Терегулова: В первый год мне иногда было непросто: новая работа, новый город. Очень часто я обращалась к Оксане со своими переживаниями, и она поддерживала меня. Мне это помогло. Затем была некая критическая точка, после которой мне стало комфортно в компании. Я поняла, чего действительно от меня хотят, что я должна делать, образовались дружеские связи. Но и теперь я всегда чувствую её участие и заинтересованность.

Олег Андриянкин: Наставник, действительно, поддерживает на любом этапе: во время адаптации, в ходе работы, во время оценки работы за год. Естественно, процессу адаптации посвящается достаточно много времени, но и в течение года, если возникает потребность, мы встречаемся и обсуждаем возникающие вопросы. Мой наставник помогает мне правильно расставить приоритеты и отслеживать выполнение тех целей, которые мы определили в начале года. Например, достижение максимального использования рабочего времени (или утилизация), посещение тренингов, получение определенных оценок и т.п.

Утилизация — это определенный процент рабочего времени, которое необходимо провести на проекте. Высчитывается он как доля времени, проведенного в работе над проектом к общему количеству рабочих часов. У каждого сотрудника есть свой план проектов на год и его выполнение влияет на итоговую оценку.

iGraduate: А до какого момента, т.е. до какой позиции есть наставник? Он есть у партнера?

Оксана Ибрагимова: Вы знаете, меня как раз очень удивило в компании, что наставник существует всегда. Даже когда человек уже стал партнером, на самом деле, это только начало его развития, и у партнера точно также есть наставник, как у всех остальных.

iGraduate: А кто выступает наставником в данном случае?

Оксана Ибрагимова: В данном случае в роли наставника выступает партнер, но более старшего ранга, т.е. человек такого же уровня, но еще и, скажем так, выше с точки зрения обязанностей, которые он выполняет.

iGraduate: А не могли бы более подробно рассказать, в чем именно заключается задача наставника?

Оксана Ибрагимова: Наверное, задача наставника состоит не в том, чтобы рассказать какие-то технические моменты, а в том, чтобы предложить более опытный взгляд на происходящее, помочь посмотреть на проблемы человека со стороны. И это не связано с тем, сколько лет или в какой сфере работает твой наставник. Я знаю случаи, правда, немногочисленные, когда наставник и его подопечный работали в разных отделах. Тем не менее, эти люди были полезны друг другу. Еще одна задача наставника связана с оценкой результатов деятельности сотрудника: он представляет человека на круглых столах, которые проводятся по итогам года, и номинирует его на повышение. Фактически, он является той ниточкой, которая связывает человека и работодателя в виде компании. Внутри большой компании очень легко потеряться. Для того, чтобы найти свое место и почувствовать к себе индивидуальное отношение, и нужен наставник.

Мне мой наставник часто помогает решить вопросы, которые за пять минут до встречи с ним казались совсем неразрешимыми. Просто потому что ты не можешь посмотреть на ситуацию со стороны.

iGraduate: А у наставника есть возможность вмешиваться и чем-то активно помогать?

Оксана Ибрагимова: Безусловно. Я бы сказала, что наставник может вмешиваться в широкий спектр вопросов. Начиная от мелких, когда человек приходит и говорит: «У меня такая-то ситуация: мне три раза объяснили, а я не понимаю. Я стесняюсь спросить руководителя в четвертый раз. Помоги мне, пожалуйста». Значит нужно сесть и объяснить ему в четвертый раз. И заканчивая более глобальными проблемами.

Мы можем отправить сотрудника на тренинги, чтобы развить навыки, которых ему не хватает. Можно попытаться поменять проекты на которых он работает, если что-то не складывается или если он хотел бы попробовать себя в какой-то другой индустрии. Всё это возможно решить с помощью наставника, но важно понимать, где стоит вмешиваться, а где нет. В какой-то ситуации я вмешиваюсь и пытаюсь поговорить с руководителем, объяснить, какой подход нужен к человеку. А в другом случае мне приходится набраться смелости и сказать сотруднику, что, может быть, не прав именно он и попытаться объяснить, почему менеджер проекта или партнер поступил тем или иным образом, и почему это справедливо в данном случае.

Наставник активно вмешивается в жизнь человека, но ровно настолько, насколько позволяет сам человек. Есть ребята, для которых важно понимать, что плечо есть, но опереться на него можно только тогда, когда ты сам этого хочешь. Для кого-то, наоборот, требуется возможность посоветоваться по каждому, казалось бы, маленькому вопросу. И наставник в данном случае выполняет пожелания своего подопечного и появляется ровно тогда, когда его ждут.

iGraduate: Во что наставник все-таки не должен вмешиваться, с вашей точки зрения?

Олег Андриянкин: Я думаю, что он ни во что не должен вмешиваться, кроме работы, профессионального роста. Всё остальное сотрудник для себя определяет сам.

iGraduate: Как и когда у нового сотрудника появляется наставник?

Оксана Ибрагимова: Наставник появляется у человека с первого дня работы. Для большинства ребят это всегда неожиданность, потому что наставник приходит быстрее, чем понимание того, что существует такая полезная система. Мне кажется, что на первом этапе роль наставника очень важна, потому что его задача — объяснить суть должности, на которую пришел человек и растопить лед, который изначально существует между незнакомыми людьми.

Марина Терегулова: Да, я помню, что получила письмо от Оксаны буквально в первые же дни работы в Ernst&Young. Но так как я в тот момент находилась на тренинге в Голландии, и на меня обрушились потоки новой информации в сочетании с огромным количеством впечатлений, я не сразу поняла, кто она, и зачем хочет со мной встретиться. Лично мы познакомились только через месяц после начала работы. Сейчас у меня тоже появилась сотрудница, чьей наставницей я являюсь. Мы с ней еще не знакомы и мне только предстоит попробовать себя в новой роли. Она сейчас находится на тренингах, и увидимся мы, наверно, только в ноябре. Памятуя о своем опыте и понимая ее теперешнее состояние, я напишу ей приветственное письмо немного позднее, а сейчас лучше просто позвоню.

Олег Андриянкин: Когда я пришел в компанию, в HR отделе мне сразу сказали, кто будет моим наставником. И я, не откладывая в долгий ящик, сам пошел и познакомился с ним. Мы где-то на протяжении полутора часов беседовали о том, какие цели у меня должны быть, как я должен стремиться к их выполнению, в чем он сможет мне помочь.

iGraduate: Насколько формализовано общение с наставником? К нему можно обратиться только в рамках рабочих часов или, допустим, есть возможность обратиться поздно вечером, но в разумное время?

Оксана Ибрагимова: Я, конечно, могу судить только по себе. Мне можно позвонить в любое время. И, в общем-то ребята так и делают. Многие мои подопечные созревают для того, чтобы позвонить мне по результатам дня, ближе к вечеру, всё обдумав, посоветовавшись со своими друзьями или родителями. Процесс абсолютно не формализован: можно позвонить, можно написать, можно подойти в офисе. И вроде бы всегда можно выкроить 5-10-15 минут, сколько угодно времени, для того чтобы человек, который работает в этой компании, чувствовал себя чуточку комфортнее. Все сотрудники, начиная с определенного уровня, должны попробовать себя в этой роли, чтобы каждый человек внутри компании ощущал, что он работает не один, не сам по себе, и даже не в рамках коллектива из нескольких человек, который мы называем командой. Он работает в гораздо большей компании, команде, которая называется Ernst&Young. И здесь очень важно чувствовать свою ответственность перед человеком, с которым ты, возможно, даже не соприкасаешься по работе.

iGraduate: Когда у вас возникает потребность позвонить своему наставнику?

Олег Андриянкин: Когда я был старшим экспертом, у меня была такая потребность перед двойным повышением в должности, потому что это вещь непростая. Здесь необходимо себя правильно позиционировать, и наставник мне очень сильно помог,. Я считаю, что наставник должен играть в такие моменты самую активную роль.

iGraduate: А как происходит назначение наставника?

Оксана Ибрагимова: Назначение может происходить через отдел по работе с персоналом, потому что именно он заботится о том, чтобы у каждого нового сотрудника появился свой наставник. Распределение происходит по разным критериям. Например, если ваш предыдущий наставник переехал в другую страну или ушел из компании. В этой ситуации люди часто обращаются к кому-то конкретному человеку. Возможно, это кажется странным, что тебе фактически случайным образом назначают наставника, но, на самом деле, мне кажется, это правильно, потому что это развивает навыки общения с людьми. Моя задача как наставника — найти подход к любому человеку и понять любые сложности, с которыми он может столкнуться. Я, например, получаю огромнейшее удовольствие от того, что все мои подопечные абсолютные разные люди, с разными целями и характерами. Это очень сильно обогащает и развивает лично меня. Это процесс, с одной стороны, очень дружеский: наставник как твой старший брат или сестра, а с другой стороны, он имеет определенную формальную составляющую, так как призван связать сотрудника и компанию..

iGraduate: Оксана, сколько у Вас на данный момент подопечных?

Оксана Ибрагимова: У меня их несколько. Я бы не хотела говорить точно, потому что это совершенно не показательный момент: кому-то одного человека много, а у кого-то их гораздо больше. Скажем так, у меня достаточно много подопечных, потому что эта деятельность очень много привносит в мою рабочую жизнь.

iGraduate: Можно ли влиять на количество подопечных?

Оксана Ибрагимова: На их количество можно влиять в любую сторону. Если я выражаю желание, чтобы у меня появились дополнительные люди в программе наставничества, то отдел по работе с персоналом использует такую возможность, чтобы назначить меня в таком качестве для вновь прибывшего сотрудника. Иногда бывает, что у сотрудника нет способности к наставничеству или конкретно этим двум людям не совсем комфортно друг с другом. В этом случае компания всегда решает такие проблемы очень легко, так как наставник может переназначаться. Здесь, мне кажется, система в значительной степени базируется на желании людей.

iGraduate: Завершая эту тему, скажите, пожалуйста, какие качества, на Ваш взгляд, важны для наставника в первую очередь?

Оксана Ибрагимова: Этот вопрос достаточно сложный, потому что процесс общения все-таки очень индивидуальный. Для кого-то, например, важен опыт наставника, который может помочь. Есть люди, которые, наоборот, радуются, когда наставник старше их буквально на год или два: он такой близкий, он почти друг, он понимает тебя как никто другой, потому что сам находился на твоем месте совсем недавно.

Но в любом случае, основное качество — это терпение. Человек приходит к тебе неожиданно, и почти всегда находясь в стрессовых ситуациях. Поэтому очень важно, во-первых, уметь выслушать человека, быть внимательным. Не только понимать, но и чувствовать те проблемы, через которые он проходит. Во-вторых, это активность. Чаще всего к тебе обращаются, ожидая конкретной помощи, шагов и действий. Соответственно, очень важно не только, морально успокоить человека, но и попытаться ему активно помочь.

Вернуться на главную страницу интервью